Интерферон с антиоксидантами и витаминами это

Активность интерферона в комбинации с антиоксидантами против ДНК- и РНК-содержащих вирусов человека

Установлено, что комбинация интерферона с антиоксидантом обладает более высокой противовирусной активностью по сравнению с монопрепаратом интерферона в отношении пандемического штамма вируса гриппа и вируса простого герпеса 1-го типа. Наиболее эффективна

Combination of interferon and antioxidants was proved to have higher antiviral activity comparing to mono-medication of interferon in respect to pandemic strain of flu and simple 1st type herpes virus. The «interferon + taurin + benzocaine» combination is the most effective.

Несмотря на успехи в разработке новых вакцин и противовирусных препаратов, грипп продолжает оставаться трудноконтролируемой инфекцией. Благодаря особенностям репродукции и организации генома, вирус гриппа способен к изменчивости двух типов — генному дрейфу (постепенной смене антигенных свойств) и генному шифту (появлению в человеческой популяции вируса с принципиально новыми антигенными характеристиками). Высокая скорость изменчивости позволяет вирусу, с одной стороны, ускользать от иммунного ответа хозяина, а с другой — в течение нескольких вирусных поколений вырабатывать устойчивость к противовирусным препаратам.

Новые вирусы гриппа птиц H5N1 и свиней H1N1, инфицирующие людей в последние годы, являются опасными патогенами человека. Большинство человеческих изолятов вируса устойчивы к действию современных противогриппозных препаратов — амантадина и римантадина [1], а некоторые и осельтамивира [2, 3], а также способны эффективно подавлять интерфероновый ответ организма [4]. Помимо этого, поверхностные антигены этих вирусов являются новыми для иммунной системы человека, вследствие чего к ним отсутствует коллективный иммунитет. Перечисленные свойства делают неэффективными такие способы защиты человека, как химиотерапия, специфический иммунный ответ и система интерферона.

На сегодняшний день лишь две вирусные мишени используются для направленного действия химиопрепаратов. Это, во-первых, белок М2 вируса гриппа, играющий роль ионного канала в вирусной мембране, который блокируют препараты адамантанового ряда — римантадин и амантадин [5]. Во-вторых, мишенью для лекарственного вмешательства является вирусная нейраминидаза — фермент, необходимый для почкования вирусных частиц и проявления инфекционных свойств вируса, против которой эффективны нейраминидазные ингибиторы занамивир (5-(ацетиламино)-4-[(аминоиминометил)-амино]-2,6-ангидро-3,4,5-тридезокси-D-глицеро-D-галакто-нон-2-еноновая кислота), осельтамивир [6] и перамивир ((1S,2S,3S,4R)-3-[(1S)-1-ацетамидо-2-этил-бутил]-4-(диаминометилиден­амино)-2-гидрокси-циклопентан-1-карбоновая кислота) [7].

Обе группы соединений имеют свои недостатки. В отношении группы производных адамантана можно отметить сравнительно высокую токсичность, узкий спектр действия и быстрое формирование устойчивости к ним вируса. Для ингибиторов нейраминидазы также характерно формирование резистентности и высокая стоимость синтеза, что делает эти препараты менее доступными для широкого использования.

Герпетические инфекции представляют собой группу инфекционных заболеваний, вызываемых вирусами герпеса человека. На территории России и в странах СНГ от хронической герпетической инфекции страдает не менее 22 миллионов человек [5]. Этому возбудителю принадлежит преобладающая роль в этиологии спонтанных абортов и преждевременных родов, в нарушении эмбрио- и органогенеза, врожденной патологии новорожденных. В целом, почти треть населения Земли поражена герпетической инфекцией и у 50% из них ежегодно наблюдаются рецидивы заболевания, так как иммунитета против этой вирусной инфекции нет. Около 90% городского населения во всех странах мира инфицировано одним или несколькими типами вируса герпеса, а рецидивирующие герпесные инфекции наблюдаются у 9–12% жителей разных стран. Инфицированность и заболеваемость постоянно растут, опережая естественный прирост населения Земли. Особенно быстро увеличивается число зарегистрированных случаев генитального герпеса (увеличилось на 168% за последнее десятилетие).

В настоящее время существуют специфические противовирусные препараты для лечения инфекций, вызываемых вирусом простого герпеса, вирусом Varicella zoster, и цитомегаловирусной инфекции. Препаратами выбора для терапии герпеса являются аналоги нуклеозидов — ацикловир, ганцикловир, валацикловир, пенцикловир и фамцикловир. Среди препаратов, рекомендуемых в настоящее время для лечения герпетической инфекции, аналоги нуклеозидов являются единственными, обладающими доказанной эффективностью.

Несмотря на наличие на рынке набора перечисленных препаратов, вирусы герпеса способны вырабатывать к ним устойчивость, что существенно снижает эффективность противовирусной химиотерапии, а в тяжелых случаях и ставит под угрозу жизнь пациента. Поэтому по-прежнему актуальными являются поиск и разработка эффективных и дешевых противогерпетических препаратов возможно более широкого спектра действия.

Проблема иммунотерапии представляет интерес для врачей практически всех специальностей в связи с широким спектром противовирусной активности иммуномодулирующих препаратов из-за неуклонного роста инфекционно-воспалительных заболеваний на фоне низкой эффективности проводимой базовой терапии, злокачественных новообразований, аутоиммунных и аллергических заболеваний, системных заболеваний, вирусных инфекций, обусловливающих высокий уровень заболеваемости, смертности и инвалидности.

При терапии как гриппозной, так и герпетической инфекций в настоящее время широко применяются препараты интерферонов в инъекционной и местной формах. При составлении лекарственной формы в конечную комбинацию добавляются антиоксиданты, препятствующие окислительному разрушению молекул интерферона и способствующие сохранности биологической активности лекарственного продукта. В то же время ряд исследований [1, 2] указывает на наличие противовирусной активности и у самих антиоксидантов. Однако результаты контролируемых клинических испытаний подобных комбинаций не выявили достоверных различий в их эффективности по сравнению с монопрепаратом интерферона [3, 8–11]. Целью настоящего исследования было экспериментальное изучение противовирусной активности рекомбинантного человеческого интерферона альфа-2b (далее ИФН альфа-2b) в комбинации с антиоксидантами в культуре клеток в отношении вируса гриппа и вируса простого герпеса человека.

Материалы и методы

Препараты. В работе использовали препараты: ИФН альфа-2b, аскорбиновая кислота, Унитиол, бензокаин, альфа-токоферола ацетат, таурин. Из полученных препаратов готовили комбинации, соблюдая следующие соотношения:

  • ИФН альфа-2b + аскорбиновая кисло­та (в соотношении 10 000 МЕ: 0,16 мг);
  • ИФН альфа-2b + аскорбиновая кислота + альфа-токоферола ацетат (в соотношении 10 000 МЕ:0,16 мг:1,1 мг);
  • ИФН альфа-2b + таурин (в соотношении 10 000 МЕ:0,2 мг);
  • ИФН альфа-2b + таурин + бензо­каин (в соотношении 10 000 МЕ:0,2 мг:1,1 мг);
  • ИФН альфа-2b + Унитиол (в соотношении 10 000 МЕ:0,2 мг);
  • контроль — ИФН альфа-2b.

Соотношения препаратов были основаны на содержании антиоксидантов в конечных лекарственных формах интерферона.

Из полученных комбинаций готовили серии трехкратных разведений на среде МЕМ (minimal essential medium) для культур клеток («Биолот», Санкт-Петербург, кат. № 1.3.3), начиная с концентрации по интерферону 5 × 10 6 МЕ/мл, и использовали полученные разведения для тестирования противовирусной активности комбинаций.

Вирусы. В работе использовали вирус гриппа А/Калифорния/07/09 (H1N1)pdm09 и вирус простого герпеса 1-го типа (штамм ЕС) из коллекции вирусных штаммов ФГБУ НИИ гриппа. Вирус гриппа пассировали в клетках MDCK (Madin-Darby canine kidney cell line) (ATCC #CCL-34), вирус герпеса — в клетках Vero (клетки почек зеленой мартышки) (ATCC #CCL-81) при 36 °C в атмосфере 5% CO2.

Оценка токсичности препаратов. Для контроля токсичности полученных препаратов и их комбинаций соединения вносили в лунки отдельных планшетов и инкубировали 2 суток при 37 °C. По истечении этого срока клетки промывали 2 раза по 5 минут фосфатно-солевым буфером и количество живых клеток оценивали при помощи микротетразолиевого теста (МТТ). С этой целью в лунки планшетов добавляли по 100 мкл раствора (5 мг/мл) 3-(4,5-диметилтиазолил-2) 2,5-дифенилтетразолия бромида (ICN Biochemicals Inc., Aurora, Ohio) на физиологическом растворе. Клетки инкубировали при 37 °С в атмосфере 5% СО2 в течение 2 часов и промывали 5 минут фосфатно-солевым буфером. Осадок растворяли в 100 мкл на лунку ДМСО (диметилсульфоксид), после чего оптическую плотность в лунках планшетов измеряли на многофункциональном ридере Victor 1420 (Perkin Elmer, Finland) при длине волны 535 нм. Концентрацию считали токсической, если оптическая плотность соответствующих лунок была в два и более раз меньше, чем в контроле клеток без вируса и препаратов. Минимальную использованную концентрацию, приводящую к такому эффекту, считали минимальной токсической дозой (MTD).

Титрование вируса гриппа. Тестируемые препараты вносили в лунки 96-луночных планшетов с монослоем клеток MDCK и инкубировали в течение 1 часа. Из исходной вируссодержащей жидкости готовили серию десятикратных разведений на среде МЕМ. Клетки заражали серийными десятикратными разведениями материала от 10 0 до 10 -6 и инкубировали в термостате при 36 °C в атмосфере 5% CO2 в течение 48 часов. По окончании срока инкубации культуральную жидкость переносили в лунки планшета для иммунологических реакций, после чего добавляли равный объем 1% куриных эритроцитов в физиологическом растворе и инкубировали 1 час при комнатной температуре.

Уровень репродукции вируса в лунках панели оценивали по реакции гемагглютинации (РГА) эритроцитов. За титр вируса принимали величину, противоположную десятичному логарифму наибольшего разведения вируса, способного вызвать положительную РГА, и выражали в логарифмах 50% экспериментальной инфекционной дозы вируса (lgEID50). О вирусингибирующем действии препаратов судили по снижению титра вируса в присутствии препарата по сравнению с соответствующими контрольными лунками без препаратов.

Титрование вируса герпеса. Тести­ру­е­мые препараты вносили в лунки 96-луночных планшетов с монослоем клеток Vero и инкубировали в течение 1 часа при 36 °C в атмосфере 5% CO2. Десятикратные разведения вируссодержащего материала добавляли к клеткам и инкубировали в тех же условиях в течение 48 часов. По истечении этого срока клетки промывали 2 раза по 5 минут фосфатно-солевым буфером и количество живых клеток оценивали при помощи микротетразолиевого теста (МТТ), как описано выше («Оценка токсичности препаратов»). Вирус считали присутствующим в лунке (реакция положительна), если ее оптическая плотность была в два и более раз ниже, чем в контрольных лунках без вируса и без препарата. За титр вируса принимали величину, противоположную десятичному логарифму наибольшего разведения вируса, способного вызвать положительную реакцию, и выражали в логарифмах 50% экспериментальной инфекционной дозы вируса (lgEID50).

Обработка данных. Обработку результатов (расчет 50% эффективных доз) проводили при помощи программы линейной регрессии пакета Microsoft Excel. На основании полученных данных для каждого препарата и для интерферона в каждой комбинации препаратов рассчитывали 50% ингибирующую концентрацию (IC50), т. е. концентрацию соединения, снижающую вирусную продукцию вдвое, а также индекс селективности, представляющий собой отношение MTD к IC50.

Результаты исследования и их обсуждение

Результаты тестирования противовирусной активности испытуемых препаратов против вирусов гриппа и герпеса суммированы в табл. 1–4.

Уровень противовирусной активности испытанных комбинаций, оцениваемый по значению IC50, существенно различался, в ряде случаев достигая 100 раз («интерферон + таурин + бензокаин» по сравнению с монопрепаратом интерферона в случае вируса гриппа). Все добавки антиоксидантов повышали уровень противовирусной активности интерферона по сравнению с монопрепаратом интерферона.

С учетом уровня токсичности были рассчитаны индексы селективности, показывающие, во сколько раз уровень цитотоксичности превосходит уровень противовирусной активности для каждой комбинации. По этому показателю оптимальной комбинацией, превосходящей все остальные, оказалась комбинация интерферона с таурином, превосходящая интерферон в виде монопрепарата примерно в полтора раза в случае вируса гриппа и в шесть раз — в случае вируса герпеса.

Для выяснения вопроса о наличии противовирусной активности у самих препаратов антиоксидантов в отдельной группе опытов были изучены вирусингибирующие свойства антиоксидантов. Результаты экспериментов суммированы в табл. 5.

Как следует из представленных результатов, по уровню токсичности антиоксиданты в виде монопрепаратов существенно не отличались от антиоксидантов в составе комбинаций с интерфероном. В то же время два из них — таурин и Унитиол — обладали прямой противовирусной активностью, которая была более выраженной у таурина. Уровень ее был несколько ниже, чем в комбинации с интерфероном, что позволяет предполагать синергидное действие этих препаратов при сочетанном применении.

Выводы

Проведенная нами научно-исследовательская работа позволила наглядно продемонстрировать, что комбинация интерферона с тем или иным антиоксидантом обладает более высокой противовирусной активностью по сравнению с монопрепаратом интерферона (как в отношении пандемического штамма вируса гриппа, так и в отношении вируса простого герпеса 1-го типа). По результатам нашего исследования установлено, что наибольшей противовирусной активностью обладает комбинация «интерферон + таурин + бензокаин», а самым высоким индексом селективности — «интерферон + таурин». Интересным наблюдением стало то, что таурин, как и другие антиоксиданты, проявляет собственную противовирусную активность, но в отличие от других даже в максимальных исследованных дозах (5000 мкг/мл) это вещество не оказывает цитотоксического действия на клеточную культуру.

С учетом полученных результатов представляется целесообразным проведение экспериментов по изучению противовирусной активности и цитопротективного действия рассмотренных в настоящей работе комбинаций на животных моделях вирусных инфекций — летальной гриппозной пневмонии и летального герпетического энцефалита. В таких условиях могут быть реализованы как прямые противовирусные эффекты препаратов, как показано в настоящем исследовании, так и опосредованные эффекты, требующие для своего проявления взаимодействия клеточных субпопуляций и наличия иных, не прямых вирусных факторов патогенности, которые есть при инфекции в целостном организме и отсутствуют в гомогенной клеточной культуре.

  1. Васильев А. Н. Оценка влияния антиоксидантов на специфическую противовирусную активность интерферона альфа-2b человеческого рекомбинантного в отношении вируса простого герпеса в культуре клеток // Антибиотики и химиотерапия. 2010, № 7, с. 20–25.
  2. Васильев А. Н., Дерябин П. Г., Галегов Г. А. Противовирусная активность антиоксидантов и их комбинаций с интерфероном альфа-2b человеческим рекомбинантным в отношении вируса гриппа птиц A/H5N1 // Цитокины и воспаление. 2011, т. 10, № 2, с. 32–36.
  3. Зайцев А. А., Алпенидзе Д. Н., Салафет О. В., Синопальников А. И. Терапевтическая эффективность препаратов интерферона в лечении острого бронхита // Фарматека. 2011, № 5, с. 80–85.
  4. Горелов А. В., Грачева Н. М., Феклисова Л. В., Погорелова О. О. Результаты сравнительного исследования эффективности и безопасности препаратов интерферона-альфа в суппозиториях у детей, больных острыми респираторными вирусными инфекциями // Инфекционные болезни. 2009, № 3, с. 40–47.
  5. Scholtissek C., Quack G., Klenk H. D., Webster R. G. How to overcome resistance of influenza A viruses against adamantane derivatives // Antiviral Res. 1998; 37: 83–95.
  6. Woodhead M., Lavanchy D., Johnston S., Colman P., Fleming D. Neuraminidase inhibitors: progress in the management of influenza // Int J Clin Pract. 2000, Nov; 54 (9): 604–610.
  7. Mancuso C. E., Gabay M. P., Steinke L. M., Vanosdol S. J. Peramivir: an intravenous neuraminidase inhibitor for the treatment of 2009 H1N1 influenza // Ann Pharmacother. 2010, Jul-Aug; 44 (7–8): 1240–1249.
  8. Зайцев А. А., Клочков О. И., Горелов А. В. Острые респираторные вирусные инфекции: перспективы противовирусной терапии // Вестник семейной медицины. 2009, № 5, с. 4–11.
  9. Горелов А. В., Феклисова Л. В., Грачева Н. М., Каннер Е. В., Погорелова О. О., Целипанова Е. Е., Ше Ю. Ф., Черняева Е. В. Иммунотропная терапия острых респираторных вирусных инфекций в педиатрической практике — опыт клинического применения препаратов интерферона альфа // Consilium Medicum. Педиатрия. 2010, № 1, с. 72–80.
  10. Горелов А. В., Феклисова Л. В., Плоскирева А. А., Мескина Е. Р., Литвинчук О. А., Черняева Е. В. Комплексная терапия вирусной диареи у детей — первые результаты открытого сравнительного рандомизированного клинического исследования препаратов интерферона // Педиатрическая фармакология. 2011, т. 8, № 4, с. 106–114.
  11. Горелов А. В., Феклисова Л. В., Грачева Н. М., Алпенидзе Д. Н., Линькова Ю. Н., Салафет О. В., Черняева Е. В. Экзогенная интерферонизация как аспект этиопатогенетической терапии острых респираторных вирусных инфекций // Фарматека. 2011, № 15, с. 77–85.

А. А. Штро
А. В. Слита,
кандидат биологических наук
Л. А. Карпинская
А. В. Галочкина
В. В. Зарубаев,
кандидат биологических наук

ФГБУ НИИ гриппа Минздравсоцразвития России, Санкт-Петербург

Источник статьи: http://www.lvrach.ru/2012/10/15435556

РЕКОМБИНАНТНЫЙ ИНТЕРФЕРОН АЛЬФА-2b С АНТИОКСИДАНТАМИ (АЛЬФА ТОКОФЕРОЛА АЦЕТАТ И АСКОРБИНОВАЯ КИСЛОТА): ЭФФЕКТИВНОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КОМПОНЕНТОВ

Антибактериальные и химиотерапевтические лекарственные средства часто применяются в терапии инфекционно-воспалительных заболеваний. Но такие факторы, как развитие резистентности микроорганизмов к этим препаратам и их многочисленные побочные эффекты, ставят перед современными специалистами проблему поиска методов рациональной фармакотерапии инфекционно-воспалительных заболеваний. В настоящей статье объясняются механизмы аддитивного эффекта антиоксидантов и интерферона (ИФН) на специфическую противовирусную активность ИФН, усиление его иммуномодулирующего действия, что позволяет повысить эффективность собственного иммунного ответа организма на патогенные микроорганизмы.

Интерфероны (ИФН) (лат. inter – взаимно, между собой и ferio – ударяю, поражаю) – ряд цитокинов, обладающих сходными свойствами и выделяемых клетками организма в ответ на вторжение вируса. «Определяемый в качестве интерферона фактор должен быть белковой природы, обладать антивирусной активностью по отношению к разным вирусам, по крайней мере, в гомологичных клетках, опосредованной клеточными метаболическими процессами, включающими синтез РНК и белка» [1].

Для классификации ИФН рекомендована система международной номенклатуры, основанная на различиях антигенных, биологических и физико-химических свойств. В настоящее время у человека выделяют 9 видов ИФН, отличающихся по способности взаимодействовать с 3 типами рецепторов (табл. 1).

Таблица 1. Интерфероны и их рецепторы

Семейство Типы интерферона
I IFNα, IFNβ, IFNε, IFNκ, IFNω
II IFNγ
III λ1, λ2 и λ3

Существуют естественные ИФН, полученные из лейкоцитов и лимфоцитов донорской крови, и рекомбинантные, полученные генно-инженерным способом. Отличительной особенностью рекомбинантных ИФН является то, что они продуцируются вне организма человека бактериальными штаммами (Escherichia coli, Pseudomonas putida, дрожжи), в генетический материал которых встроен ген человеческого ИФН. Технология производства рекомбинантных ИНФ заключается в том, что внутрь клетки специальным способом помещается плазмида pSX50 – важная часть клетки, отвечающая за продукцию белков, которая, находясь внутри клетки, начинает вырабатывать рекомбинантный лейкоцитарный ИФНα, который по своим характеристикам абсолютно идентичен ИФН, вырабатываемому в норме человеческим организмом. В зависимости от содержания аминокислот выделяют α2а-ИФН и α2b-ИФН, которые существенно не отличаются по клинической эффективности и безопасности. В последние годы разработаны пегилированные ИФН, получаемые путем присоединения к молекуле ИФН полиэтиленгликоля. Механизм действия ИФН 1-го типа (α, β) заключается в экспрессии генов, нарушающих проникновение вируса в клетку и трансляцию вирусных белков, а также запускающих апоптоз инфицированных клеток [2]. Кроме того, ИФН участвуют в каскаде цитокиновых реакций, индуцируя выработку ФНОα, интерлейкинов (ИЛ) 1, 6, 18 и других противовоспалительных факторов. Установлено, что под влиянием ИФН в организме усиливается активность естественных киллеров, цитотоксических Т-лимфоцитов, Т-хелперов, фагоцитарная активность, экспрессия антигенов HLA–системы 1-го и 2-го типов [3].

ИФН применяются в клинической практике более 30 лет [4]. Важным достоинством препаратов ИФН является их естественность для организма, обусловливающая минимальную токсичность и возможность применения в детском возрасте. Введение экзогенного ИФН позволяет мобилизовать противовирусную защиту быстрее, чем в процессе выработки собственного ИФН, сократить сроки течения и снизить интенсивность воспаления, вызванного вирусами [5].

Преимущества ректальной формы ИФН с точки зрения фармакокинетических параметров

Являясь белками, ИФН разрушаются в желудочно-кишечном тракте, поэтому достаточно долго преимущественным способом введения оставался парентеральный. При внутримышечном и подкожном введении биодоступность составляет 80%, максимальная концентрация в крови достигается в среднем через 3,8 ч. Установлено, что при внутривенном капельном введении 6–9 млн МЕ ИФНα2b (реаферон) в течение 1 ч ИФН определялся в сыворотке крови уже через 30 мин от начала введения [6].Через 2,5 ч титры ИФН снижались на 50%, спустя 4 ч определялись только его следовые количества. Известно, что почки выводят ИФН по крайней мере со скоростью 2% в минуту, таким образом, очищение плазменного пула происходит меньше чем через час. Введение больших доз ИФН, помогающих преодолеть эти быстрые потери, ограничено токсическим порогом действия препарата на ЦНС, а также подавлением системы иммунитета. При внутримышечном введении ИФН поступает в системный кровоток через капилляры, уровень ИФН в плазме снижается медленнее по сравнению с внутривенным введением. При внутримышечном введении повышенное содержание ИФН в плазме регистрируется в период от 1 до 6 ч, снижение до исходного уровня определяется через 12 ч после введения препарата.

В экспериментальном изучении фармакокинетических параметров рекомбинантного ИФНα2b с антиоксидантами (витамины Е и С) (ВИФЕРОН®) у новорожденных и половозрелых кроликов было показано, что введение ИФН в виде суппозиториев в прямую кишку приводит не только к высокому содержанию препарата в плазме крови, но и более длительной циркуляции высоких концентраций ИФН, чем при его введении через катетер (табл. 2) [7].

Расчет фармакокинетических параметров показал, что относительная биодоступность при введении препарата ВИФЕРОН® ректально в виде суппозиториев в дозе 150 000 МЕ новорожденным животным составляет 1,5 по сравнению с введением той же дозы ИФН животным через катетер. У половозрелых кроликов относительная биодоступность при введении препарата ВИФЕРОН® ректально в дозе 150 000 МЕ составляет 1,23 по сравнению с введением той же дозы животным через катетер (табл. 3).

Таким образом, сравнительный анализ основных фармакокинетических параметров рекомбинантного ИФНα2b с антиоксидантами, характеризующий биоэффективность препарата, показал, что его применение в виде ректальных суппозиториев имеет значительное преимущество перед введением с помощью катетера.

Интересные данные были получены при изучении терапевтической эффективности лимфобластного ИФНα в виде ректальных суппозиториев у 28 больных хроническим вирусным гепатитом С. Авторами было показано, что назначение низких доз (1000 МЕ) ИФН в течение 4 недель способствовало снижению уровня РНК вируса гепатита С с 5,65±0,18 до 5,17±0,7,65 Log МЕ/мл (р=0,01), повышению активности 2’-5’олигоаденилат синтетазы и достоверному снижению соотношения CD4/CD8, что позволило сделать вывод, что ректальный способ введения ИФН является безопасным и эффективным и может рассматриваться в качестве альтернативы внутривенному способу [8].

Таблица 2. Динамика концентрации рекомбинантного ИФНα-2b с антиоксидантами в плазме крови у новорожденных и взрослых кроликов при разных способах введения

Время после введения препарата Новорожденные кролики Взрослые кролики
Концентрация ИФН, МЕ/мл
введение в виде суппозиториев введение через катетер введение в виде суппозиториев введение через катетер
30 мин 19,2±3,2 16,0±4,4 28,8±3,2 25,6±3,9
22,4±3,8 16,0±4,4 25,6±3,9 25,6±3,9
19,2±3,2 16,0±4,4 25,6±3,9 17,6±3,9
19,2±3,2 16,0±4,4 22,4±3,9 14,8±5,0
19,2±3,2 12,8±2,0 14,4±1,6 15,2±4,8
20,8±4,8 10,4±2,4 12,8±2,0 12,0±2,5
10,4±2,4 1,8±0,58 9,0±3,0 3,8±1,3
10,4±2, 1,8±0,24 4,8±0,8 3,8±1,3
1,6±0,24 1,6±0,24 1,6±0,24 1,6±0,24
Таблица 3.Основные фармакокинетические параметры рекомбинантного ИФНα-2b с антиоксидантами при разных способах введения новорожденным и взрослым кроликам
Время после введения препарата Новорожденные кролики Взрослые кролики
введение в виде суппозиториев введение через катетер введение в виде суппозиториев введение через катетер
Концентрация-время AUC МЕ, мин/мл 7,58±0,34 4,96±0,24 7,4±0,45 5,97±0,69
Произведение времени на концентрацию-время AUMCМЕ, мин2/мл 1,58±0,12 0,865±0,044 1,3±0,09 0,997±0,15
Клиренс Cl, мл/мин 208,6±10 175,9±10 175,0±4,96 163,8±6,97
Период полувыведения T1/2, мин 19,9±0,9 30,6±1,6 20,6±1,4 26,7±3,4
Максимальная концентрация Cmax 32,0±3,2 25,6±3,9 32,0±3,2 32,0±3,2
Время достижения максимальной концентрации Tmax 162,0±52 96,0±35 36,6±6 42,0±7,3
Относительная биодоступность f 1,5 1,23

Клинико-фармакологические аспекты преимуществ комбинации ИФН с антиоксидантами. Фармакокинетическое взаимодействие

В исследовании П.А. Джумиго [9] проведено изучение накопления ИФН у здоровых добровольцев, которые были разделены на 3 группы в зависимости от способа введения препарата: в 1-й группе ИФНα2b (реаферон) вводился ректально в виде клизмы однократно в дозе 1 000 000 МЕ; во 2-й группе ректальное введение препарата ИФНα2b (реаферон) сочеталось с одновременным внутримышечным введением 2 мл 30% масляного раствора α-токоферола ацетата; в 3-й – ректальное введение препарата ИФНα2b (реаферон) сочеталось с одновременным внутримышечным введением 2 мл 30% масляного раствора α-токоферола ацетата и 2 мл 10% раствора аскорбиновой кислоты.

Во всех группах проводилось определение концентрации ИФН в сыворотке крови перед введением и через 1, 2, 4, 8, 12 и 24 ч после его введения.

Исследование фоновых уровней ИФН в крови перед назначением ИФНα2b в 1-й группе показало, что высокие титры ИФН выявляются уже через 1 ч после его введения, причем максимальные титры ИФН приходились на промежуток времени, соответствующий 1 и 2 ч после его введения. Через 4 ч концентрация препарата снижалась в 2–4 раза. У одного добровольца этой группы концентрация ИФН в плазме крови возвращалась к фоновым значениям спустя 8 ч. У остальных волонтеров начальные титры ИФН не отличались от таковых в порциях плазмы крови, полученных через 12 ч после введения ИФНα2b (реаферона).

Сочетание ИФНα2b (реаферона) с внутримышечным введением витамина Е (α-токоферола ацетата) изменяло динамику накопления ИФН в сыворотке крови добровольцев 2-й группы. Через 1 ч после введения препаратов наблюдалось повышение уровня ИФН по сравнению с исходными значениями в 4–8 раз, но максимальные уровни сывороточного ИФН были отмечены в порциях сывороток, полученных через 4 ч после введения рекомбинантного ИФН. Через 8 ч титры ИФН у большинства добровольцев оставались более высокими, чем фоновые. Через 12 ч у добровольцев уровень ИФН в плазме крови продолжал снижаться, а у одного волонтера наметилась тенденция к его повышению.

В последней группе, где применение ИФН α2b сочеталось с введением двух антиоксидантов (витамин Е и С), повышение уровня сывороточного ИФН регистрировалось через 1 ч после ректального введения. Наиболее высокие показатели у доноров были отмечены через 2 ч после введения комбинации препаратов. К 8 ч происходило снижение титров сывороточного ИФН, но после этого срока до 12 ч сывороточный ИФН держался на высоком уровне и к 24 ч уровни его в 4–8 раз превышали первоначальные фоновые значения сывороточного ИФН.

Сравнение фармакокинетики ректального введения ИФНα2b (реаферона), как отдельно, так и в комплексе с антиоксидантами, выявило ощутимые различия. При ректальном введении препарата удается достичь быстрых высоких концентраций ИФН в сыворотке испытуемых, тогда как сочетание с антиоксидантами ведет к постепенному повышению титров ИФН. Так, использование одного ИФНα2b дает повышение титров ИФН через 1 ч после введения, а комбинированное применение с антиоксидантами демонстрирует максимальные показатели ко 2–4 ч. Добавление одного из антиоксидантов приводит к быстрой элиминации экзогенного ИФН – возвращение к фоновым показателям наблюдается через 8–12 ч, в то время как сочетание двух антиоксидантов ведет к более длительной циркуляции экзогенно введенного ИФНα2b в токе крови и сохранению высоких показателей ИФН через 12 ч наблюдения.

Таким образом, было показано, что ректальное применение ИФНα2b дает возможность достичь высоких уровней сывороточного ИФН при относительно небольших дозах препарата, что повышает безопасность его использования и позволяет избежать нежелательных явлений, которые наблюдаются при введении больших доз ИФН (головная боль, артралгии, лейкопения). Применение антиоксидантов также препятствует быстрой элиминации препарата из крови – в течение 12 ч и более.

Фармакодинамическое взаимодействие: изменение противовирусной активности ИФН в присутствии антиоксидантов

Известным является факт взаимосвязи функционирования системы ИФН и интенсивности процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ) мембран клеток: установлено, что при нормальных уровнях продукции ИФН при нарушении баланса ПОЛ и антиоксидантной защиты (АОЗ) вследствие развития инфекционного заболевания происходит быстрая инактивация как эндогенного, так и экзогенного ИФН и как следствие нарушение противоинфекционной защиты организма.

При составлении лекарственной формы в конечную комбинацию добавляются антиоксиданты. С одной стороны, добавление антиоксидантов препятствует окислительному разрушению молекул ИФН и способствует сохранению более длительное время фармакологической активности лекарственного средства. С другой стороны, в ряде экспериментальных исследований продемонстрировано наличие у антиоксидантов противовирусной активности и иммуномодулирующего эффекта [10, 11].

Инфекционно-воспалительные процессы в организме индуцируют сдвиг в системе ПОЛ– АОЗ в сторону повышения интенсивности ПОЛ, при этом процессы ПОЛ усиливают выход протеаз из лизосом поврежденных клеток, что обусловливает снижение продукции ИФН и эффективности его действия. Снижение антиокислительного резерва организма создает условия для усиления повреждающего действия продуктов ПОЛ на мембраны клеток. При этом особую опасность вирусная инфекция представляет в раннем периоде развития организма, при котором наблюдаются низкий уровень антиокислительной активности и интенсивный катаболизм липидов [12, 13].

Данное предположение было подтверждено в ходе исследования на мышах, инфицированных вирусом гриппа типа А [14]. На высоте развития инфекции (3–5-й день) наблюдались сдвиги в системе ПОЛ–АОА в сторону снижения АОА сыворотки (на 33%), при этом концентрация малонового диальдегида (МДА) увеличивалась на 82,1%, что совместно с отмеченным снижением устойчивости тканей легкого и печени свидетельствовало о сдвиге равновесия в пользу ПОЛ. Снижение антиокислительного резерва организма, спровоцированное вирусной инфекцией, создавало возможности более выраженной реализации повреждающего действия продуктов ПОЛ на клеточные структуры. Предварительные исследования экзогенного введения витамина Е при вирусной инфекции у мышей показали повышение АОА плазмы и снижение концентрации МДА.

После этих предварительных опытов была проведена серия исследований, при которых витамин Е вводился взрослым и новорожденным мышам в день инфицирования и последующие 2 дня в дозировке 10 мг/кг, ИФН вводили 2 раза в день в течение 3 дней, суммарная доза на мышь составляла 1600 ЕД.

У взрослых и у новорожденных мышей отмечено повышение противовирусного эффекта ИФН при совместном введении с α-токоферола ацетатом, что фиксировалось по уровню ингибиции репликации вируса гриппа в легких у мышей.

В других литературных источниках [10] опубликованы результаты исследования противогерпетической активности комбинаций ИФНα2b и антиоксидантов (димеркаптопропансульфонат (унитиол), аскорбиновая кислота, аминоэтансульфоновая кислота (таурин)) в культуре клеток почки африканской зеленой мартышки VeroE6 в отношении эталонного варианта вируса простого герпеса штамм Л2. С целью оценки цитотоксичности и противовирусной активности соединений был использован химиотерапевтический индекс (ХТИ), значение которого должно соответствовать 3 и более, а также рассчитаны данные об эффективности комбинаций с помощью фракционно-ингибирующего компонента (ФИК). Авторами сделан вывод о том, что антиоксиданты унитиол и аскорбиновая кислота не только обладают прямой противогерпесвирусной активностью (ХТИ унитиола и аскорбиновой кислоты 3,9 и 5,21 соответственно), но и обеспечивают более высокую эффективность ИФНα-2b при его применении в комбинации. Так, при комбинировании унитиола или аскорбиновой кислоты с ИФНα-2b наблюдается выраженный синергидный эффект: в присутствии указанных соединений концентрация ИФНα-2b, которая предотвращает развитие вирусиндуцированного цитопатического действия в 50% лунок, снижается в несколько раз в зависимости от концентрации антиоксидантов. При сочетании ИФН с унитиолом наблюдалось снижение концентрации в 5 с лишним раз, при этом значение ФИК составило в среднем 0,3, что свидетельствует о выраженном синергизме соединений. При комбинировании ИФН и аскорбиновой кислоты ИД50 ИФН снижается практически в 6 раз, а значение ФИК в среднем составляет 0,23, что показывает выраженный синергизм соединений.

При комбинации ИФН и таурина не выявлено влияния таурина на специфическую противогерпесвирусную активность ИФН: в присутствии различных концентраций таурина специфическая противогерпетическая активность ИФН соответствовала таковой чистой субстанции.

Аналогичные исследования по изучению противовирусной активности комбинаций ИФН α-2b с α-токоферола ацетатом, таурином, унитиолом и аскорбиновой кислотой проводили и в отношении вируса гриппа A/H5N1 при инфекционной множественности заражения вируса 1,0 ТЦД50/лунку в культуре клеток эмбриона легкого человека [11]. Было установлено, что использование ИФНα-2b в концентрациях от 1000 до 10000 МЕ/мл в комбинации с раствором α-токоферола ацетата, унитиола или аскорбиновой кислоты позволило повысить противовирусную активность ИФН в несколько раз, т.е. наблюдался синергидный эффект. В этом исследовании продемонстрировано, что при комбинировании ИФНα-2b и таурина не наблюдали не только синергидного эффекта комбинации, но и аддитивного действия: противовирусная активность ИФНα-2b как в комбинации с таурином, так и без него была одной и той же.

Интересные данные были получены при изучении влияния двух вариантов антиоксидантной терапии у пациентов с хроническим гепатитом С, ранее не получавших ИФНα [12]. Больные были рандомизированы в 3 группы по 8 пациентов в каждой: 1-я группа получала монотерапию ИФН (3×4,5 млн единиц ИФНα-2b в неделю), 2-я группа – ИФН и N-ацетилцистеин (NAC) 1800 мг/день плюс селенит натрия (Se) 400 мкг/день в качестве дополнения и пациенты 3-й группы к схеме лечения 2-й группы добавлен витамин Е (544 МЕ/день). Терапию проводили в течение 24 недель. Анализ полученных данных показал, что нормализация уровня АЛТ и снижение уровня РНК вируса гепатита С в конце лечения были достигнуты у 3 из 8 пациентов, получавших монотерапию ИФН, у 2 пациентов, получавших ИФН/NAC/Se, и у 6 пациентов, получавших ИФН/NAC/Se/витамин Е (р=0,11, тест X2). Анализ общего полного ответа лечения с включением витамина Е (6 респондентов из 8) по сравнению с лечением без витамина Е (5 респондентов из 16) выявил отношение риск 2,4 (95% ДИ: 1,05; 5,50) в пользу пациентов, получавших витамин Е. Авторы сделали вывод, что витамин Е изолированно или в комбинации с гидрофильными (NAC/Se) антиоксидантами усиливает противовирусную эффективность ИФНα.

Иммуномодулирующее действие витаминов-антиоксидантов

Существует целый ряд фундаментальных исследований, которые подтверждают иммуномодулирующую активность аскорбиновой кислоты. Аскорбиновая кислота повышает количество лимфоцитов, хемотаксис и активность нейтрофильных лейкоцитов, увеличивает продукцию ИФН, стимулирует макрофаги, усиливает продукцию ими высокоактивных форм и соединений кислорода [13, 14]. Эксперименты показали, что при дозировке от 500 мг до 3 г в день аскорбиновая кислота ускоряет деление лимфоцитов в ответ на внешнюю агрессию вирусов. Также в ряде исследований выявлено, что витамин С концентрируется в нейтрофилах, которые принимают участие в уничтожении носителей инфекции с помощью свободных радикалов, при этом сами нейтрофилы, содержащие аскорбиновую кислоту, защищены от повреждающего действия свободных радикалов [15]. В других работах, посвященных изучению влияния аскорбиновой кислоты на течение и прогноз респираторных инфекций, было показано, что прием витамина С более 1 г/сут не оказывает влияние на частоту простудных заболеваний, но снижает продолжительность и тяжесть клинической симптоматики, что, безусловно, имеет важное экономическое значение [16]. В экспериментальных исследованиях, проводимых Y. Kim и соавт., было изучено влияние витамина С на антивирусную защиту у мышей, зараженных интраназально вирусом гриппа А (H3N2/1/68/Гонконг) [14]. Мыши были разделены на 3 группы: 1-я группа – дикие мыши, способные продуцировать самостоятельно витамин С; 2-я группа – мыши, у которых был инактивирован фермент L-gulonoγ-lactone oxidasel (Gulo), необходимый для биосинтеза аскорбиновой кислоты, и которые получали питьевой раствор витамина С в дозе 3,3 г/л в течение 3 недель; 3-я группа – мыши (Gulo), не получавшие аскорбиновую кислоту. При анализе результатов исследования установлено резкое повышение в крови провоспалительных цитокинов ИЛ1α, ИЛ1β, ФНОα у мышей 3-й группы. Известным фактом является то, что провоспалительные цитокины отвечают за универсальную реакцию организма на внедрение возбудителя и чрезмерная продукция этих цитокинов влечет за собой выраженное повреждение тканей с последующим развитием некроза. Ученые сделали заключение, что витамин С является важным фактором для реализации иммунного ответа на ранней стадии вирусной инфекции, а поддержание достаточного уровня аскорбиновой кислоты в плазме может эффективно предотвратить в естественных условиях развитие вируса гриппа на начальной стадии вирусной инфекции [17].

Витамин Е наряду с тем, что является классическим антиоксидантом, обладает иммуностимулирующим эффектом, усиливая передачу сигнала для активации иммунокомпетентных клеток в ходе иммунного ответа. В частности, потенцирует сигналы для выработки CD4+ лимфоцитами ИЛ2 и ИФН, предупреждает образование связей между низкомолекулярными соединениями с белками организма в печени и крови. В результате этого тормозится укрупнение иммунных комплексов и повреждающих молекул. Такой эффект, очевидно, обусловлен антиоксидантными свойствами препарата. При иммунодефицитах витамин Е способствует защите Ти В-лимфоцитов от угнетающего действия свободных радикалов, и, как следствие, нормализует активность иммунной системы [18].

Сотрудники Department of Public Health, University of Helsinki (Финляндия) в рамках анализа результатов обследования the AlphaTocopherol Beta-Carotene Cancer Prevention Study у 21 796 мужчин-курильщиков провели исследование частоты простудных заболеваний. Среди лиц 65 лет и старше частота простудных заболеваний была несколько ниже при приеме витамина E; это сокращение было самое большое среди пожилых жителей города, кто курил менее 15 сигарет в день [19].

В литературе имеются публикации, подтверждающие эффективность приема витаминно-минеральных комплексов для снижения риска заболеваний острыми респираторными вирусными инфекциями [20]. Было показано, что среди людей, принимавших биологически активные добавки с витамином Е, заболеваемость инфекциями была на 30% меньше. Поскольку с возрастом уровень заболеваемости и смертности от инфекций и опухолевых процессов повышается, ряд исследователей указывает в своих работах на необходимость приема витамина Е у людей пожилого возраста с целью улучшения общего иммунного ответа [21, 22].

Таким образом, было показано, что применение комплексов, содержащих витаминыантиоксиданты, для активации неспецифического иммунитета более эффективно, чем прием отдельных компонентов.

Заключение

Рекомбинантный человеческий ИФНα-2b вызывает экспрессию генов, нарушающих проникновение вируса в клетку и трансляцию вирусных белков, а также запускает механизм апоптоза инфицированных клеток. α-токоферола ацетат и аскорбиновая кислота обладают собственной противовирусной активностью, усиливают противовирусное действие ИФН, сохраняют его биологическую активность в лекарственной форме и способствуют стимуляции неспецифического иммунитета. Эти соединения не изменяют активности ферментов метаболизма и не оказывают влияния на эффективность и безопасность других лекарственных препаратов. Сочетание ИФНα-2b рекомбинантного и высокоактивных антиоксидантов: α-токоферола ацетата и аскорбиновой кислоты позволяет снизить терапевтически эффективную концентрацию ИФНα-2b и избежать нежелательных явлений интерферонотерапии. В присутствии аскорбиновой кислоты и α-токоферола ацетата специфическая противовирусная активность ИФН возрастает в несколько раз и усиливается его иммуномодулирующее действие, что приводит к повышению эффективности собственного иммунного ответа организма на патогены.

Комбинация рекомбинантного человеческого ИФНα-2b с антиоксидантами (витамины Е и С) является рациональной и может быть использована для терапии целого ряда заболеваний у детей и взрослых.

© Ших Е.В., Дорофеева М.Н., 2015

Материалы подготовлены сотрудниками компании ООО «Ферон» на основе открытых информационных источников

Источник статьи: http://viferon.su/rekombinantnyi%CC%86-interferon-alfa-2b-s-antioksidantami-alfa-tokoferola-acetat-i-askorbinovaya-kislota-effektivnost-s-tochki-zreniya-vzaimodei%CC%86stviya-komponentov/

Действие интерферона вместе с антиоксидантами на летальные формы гриппа

Грипп распространён в мире очень широко и встречается практически повсеместно при определённой сезонности. Вирус гриппа является виновником эпидемий, которые возникают ежегодно. При этом распространение эпидемии на многие страны называется пандемией. В США от гриппа умирает за год от 20000 до 40000 человек. В области изучения, лечения и профилактики гриппа достигнуты значительные результаты, однако стоит сказать, что всё это является лишь началом борьбы с этим коварным вирусом и эпидемии всё ещё очень трудно удержать. Это происходит потому, что вирус гриппа очень изменчив и каждый год появляется несколько новых штаммов, которые по генетической структуре отличаются от предыдущих.

Достаточно эффективна вакцинация против гриппа и простуды, но в данной ситуации, имея дело с таким вариабельным вирусом необходимо постоянное наблюдение за его составом и свойствами.

Опасны для человека вирус нового поколения, которые появились несколько лет назад. Это вирус птичьего гриппа H5N1 и вирус свиного гриппа H1N1. К ремантадину вирусы имеют высокую устойчивость и ингибируют выработку интерферонов в организме человека. Также эти вирусы имеют совершенно новую антигенную для человека структуру, поэтому коллективного иммунитета в популяции на данный момент ещё нет.

Защита при помощи химиотерапии, разных видов иммунного ответа оказывается неэффективной против данных возбудителей.

Химиотерапия гриппа

В арсенале здравоохранения на сегодняшний день имеется достаточное количество иммуномодуляторов, общеукрепляющих средств, препаратов патогенетического действия, а также лекарства против гриппа специфического действия.

К последним относятся две группы препаратов:

  1. Ремантадин. Это вещество блокирует активность белка М2 вируса гриппа. Этот белок является ионным каналом в мембране вируса. Препараты данной группы достаточно токсичны и обладают узким спектром противовирусной активности. Кроме того, к ремантадину уже сформировалась высокая резистентность вируса гриппа;
  2. Занамивир, озельтамивир. Препарат, способный ингибировать вирусную нейраминидазу. Клиническая эффективность этих препаратов несколько ниже эффективности первой группы, также затраты на получение этих препаратов значительны, поэтому занамивир и его аналоги менее доступны широкому кругу пациентов.

Эти препараты не могут обеспечить полную защиту от вируса гриппа, именно поэтому необходимо искать новые лекарства, которые имеют широкий спектр действия, эффективны и экономически доступны.

В одном доклиническом исследовании (2012 год) препаратов с антиоксидантной активностью в комбинации с интерфероном было доказано, что происходит потенцирование противовирусного действия интерферона антиоксидантными добавками в отношении высоко патогенного гриппа H1N1.

Соотносилась также эффективность и токсичность комбинаций препаратов. Наиболее приемлемой комбинацией была определена пара интерферон-таурин. Количество таурина в 1,5 раза превышало количество интерферона.

Сегодняшнее исследование направлено на выяснение степени противовирусной активности антиоксиданта и интерферона по отношению к острой гриппозной инфекции.

Исследование эффективности

Использовалась комбинация препаратов:

  • Интерферон;
  • Таурин;
  • Аскорбиновая кислота;
  • Витамин Е в виде токоферола ацетата.

В качестве контрольного лекарственного средства использовался ремантадин в дозировке 50 мг на кг в сутки. Готовые препараты использовали на экспериментальных заражённых животных вирусом гриппа H3N2, который заранее адаптировали для мышей.

Перед заражением вирус культивировали в аллантоисной жидкости куриных эмбрионов. Затем полученный после десятикратного разведения препарат вводили беспородным мышам. Активность вируса определялась методом титрования основанном на летальности животных.

Исследуемые препараты мышам вводили внутрибрюшинно. Также применялся и ремантадин. Для эффекта плацебо третьей группе животных вводился физиологический раствор (фосфатный буфер). Для контроля отрицательного эффекта использовалась четвёртая группа мышей незаражённых вирусом гриппа и содержавшихся в идентичных условиях с первыми тремя группами.

Сам вирус подавали в организм мышей интраназально. Для выделения вируса из каждой контаминированной группы умерщвляли по 5 животных. Остальные находились под наблюдением в течение 2 недель (это срок, когда начиналась летальность от экспериментального гриппа).

Смертность мышей фиксировалась каждый день. На таких данных подсчитывался процент смертности в группах.
Что получили?

В ходе исследования не зафиксировано ни одного случая неспецифической смертности незаражённых животных из группы контроля. Признаки гриппа у других мышей были типичными без каких-либо особенностей:

  • Затруднение дыхания;
  • Тремор;
  • Атаксия;
  • Снижение аппетита.

Инфицированные животные погибали на 6-ые сутки после инфицирования. Смертность снижалась при приёме ремантадина на 70-75%. При этом продолжительность жизни повышалась на 3-5 суток в зависимости от величины дозы инфекционного агента в сравнении с показателями контрольной группы. Исследуемые препараты оказывали клинически выраженный протективный эффект.

Интерферон снижал смертность животных на 35-40%. Интерферон с таурином снижали смертность на 44-46%, а использование таурина в виде монотерапии не оказывало никакого влияния на течение патологического инфекционного процесса и смертность по сравнению с контрольной группой. Токоферол вместе с аскорбиновой кислотой снижали смертность на 14-20%, однако при совместном применении с интерфероном не потенцировало его противовирусную активность.

Исследования показали, что наиболее эффективной являлась комбинация интерферона с таурином.

Как влияют исследуемые препараты против гриппа на репродуктивную функцию вирусов?

Использование ремантадина на два порядка снижало репродукцию вируса в организме животных. Это полностью соответствует данным о резистентности и чувствительности возбудителя к ремантадину. На порядок снижалась активность вируса гриппа и при использовании интерферона как монопрепарата, так и в комбинации с антиоксидантами. Антиоксиданты же самостоятельно не оказывали никакого ингибирующего вирусную репродукцию действия, но усиливали эффекты интерферона во время применения в комбинации.

Исследование показало, что целесообразно использовать антиоксиданты в комбинации с интерфероном, особенно хорошо себя показал интерферон с таурином, что проявлялось в снижении смертности, увеличении продолжительности жизни животных. Кроме того, данная комбинация снижала репродукцию вируса.

Источник статьи: http://sovdok.ru/?p=2600

Моя медицина
Интерферон с антиоксидантами и витаминами это